Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:06 

О звездном небе (мысли, одолевавшие меня в деревне)

Но, как прежде, на волю, где вьюга сечёт, где, движенье заметив, снижается кречет, - ветер странствий из отчего дома влечёт...
Так странно себя чувствуешь, когда смотришь на звезды. Звездное небо почему-то ужасно уютное и низкое - как потолок в детской. Но если постоишь немного под звездами, кажется, что это - мерцающая гладь, вроде водной, и можно зачерпнуть немного неба и звезд ладонями. Кроме того, на такие ощущения чудесно накладываются приобретенные знания, и какой-то заумный уголок сознания напевает тебе, что ты видишь многие и многие тысячелетия сразу, в один миг, и, может быть, таких звезд и нет уже. А ученые подсчитали количество ночного света (звучит как заклинание - нереально-романтичными вещами ведь парни занимаются), а потом количество звездного света, и обнаружили, что звездного света маловато. Пришли они к совершенно замечательному выводу - процентов на 60 светит само небо.
Земля, на которой ты стоишь, при этом настолько темная, что естественно рождается ощущение, что звезды ты видишь из глубокого колодца - как в поверье. Хотя стоит опустить глаза, как неотчетливым серебристо-серым очерчиваются контуры тропинки, вершин деревьев и прочих почти горизонтальных предметов...
Короче, утаскивать меня с улицы в звездные ночи - себе дороже.

@музыка: никакая - братья засыпают

22:21 

Апология себя.

Но, как прежде, на волю, где вьюга сечёт, где, движенье заметив, снижается кречет, - ветер странствий из отчего дома влечёт...
Кажется, мне надо объясниться по поводу очередной моей выходки, точнее, ее половины. Речь идет об эпиграфе. Половина вторая.
Разумеется, это безобразие из Честертона ("Наполеон Ноттингхильский";) и не менее разумеется, что это строго обосновано. Отрывок, объясняющий данную загадочную фразу, приведен ниже.

Детские мечтания исподволь выпестовали в нем (Адаме Уэйне - втором главном герое) способность или
склонность, в современных больших городах почти целиком напускную, по
существу же весьма естественную, а для него едва ли не физиологическую --
способность или склонность к патриотизму. Она существует, как и прочие
пороки и добродетели, в некой сгущенной реальности, и ее ни с чем не
спутаешь. Ребенок, восторженно разглагольствующий о своей стране или своей
деревне, может привирать, подобно Мандевилю, или врать напропалую, как барон
Мюнхгаузен, но его болтовня будет внутренне столь же неложной, как хорошая
песня. Еще мальчишкой Адам Уэйн проникся к убогим улочкам Ноттинг-Хилла тем
же древним благоговением, каким были проникнуты жители Афин или Иерусалима.
Он изведал тайну этого чувства, тайну, из-за которой так странно звучат на
наш слух старинные народные песни. Он знал, что истинного патриотизма куда
больше в скорбных и заунывных песнях, чем в победных маршах. Он знал, что
половина обаяния народных исторических песен -- в именах собственных. И
знал, наконец, главнейшую психическую особенность патриотизма, такую же
непременную, как стыдливость, отличающую всех влюбленных: знал, что патриот
никогда, ни при каких обстоятельствах не хвастает огромностью своей страны,
но ни за что не упустит случая похвастать тем, какая она маленькая.
Все это он знал не потому, что был философом или гением, а потому, что
оставался ребенком. Пройдите по любому закоулку вроде Насосного -- увидите
там маленького Адама, властелина торца мостовой: он тем горделивее, чем
меньше этот торец, а лучше всего -- если на нем еле-еле умещаются две
ступни.
И вот, когда он однажды собрался, не щадя живота, защищать то ли кусок
тротуара, то ли неприступную твердыню крыльца, он встретил короля: тот
бросил несколько насмешливых фраз -- и навсегда определил границы его души.
С тех пор он только и помышлял о защите Ноттинг-Хилла в смертельном бою:
помышлял так же привычно, как едят, пьют или раскуривают трубку. Впрочем,
ради этого он забывал о еде, менял свои планы, просыпался среди ночи и все
передумывал заново. Две-три лавчонки служили ему арсеналом; приямок
превращался в крепостной ров; на углах балконов и на выступах крылечек
размещались мушкетеры и лучники. Почти невозможно представить себе, если не
поднапрячься, как густо покрыл он свинцовый Лондон романтической позолотой.
Началось это с ним чуть ли не во младенчестве, и со временем стало чем-то
вроде обыденного безумия. Оно было всевластно по ночам, когда Лондон больше
всего похож на себя; когда городские огни мерцают во тьме, как глаза
бесчисленных кошек, а в упрощенных очертаниях черных домов видятся контуры
синих гор. Но от него-то ночь ничего не прятала, ему она все открывала, и в
бледные утренние и дневные часы он жил, если можно так выразиться, при свете
ночной темноты. Отыскался человек, с которым случилось немыслимое: мнимый
город стал для него обычным, бордюрные камни и газовые фонари сравнялись
древностию с небесами.
Хватит и одного примера. Прогуливаясь с другом по Насосному переулку,
он сказал, мечтательно глядя на чугунную ограду палисадника:
-- Как закипает кровь при виде этой изгороди!
Его друг и превеликий почитатель мучительно вглядывался В изгородь, но
ничего такого не испытывал. Его это столь озадачило, что он раз за разом
приходил под вечер поглядеть на изгородь: не закипит ли кровь и у него, но
кровь не закипала.
Наконец он не выдержал и спросил у Уэйна, в чем тут дело. Оказалось,
что он хоть и приходил к изгороди целых шесть раз, но главного-то и не
заметил: что чугунные прутья ограды венчают острия, подобные жалам копий --
как, впрочем, почти везде в Лондоне. Ребенком Уэйн полуосознанно уподобил их
копьям на картинках с Ланселотом или святым Георгием, и ощущение этого
зрительного подобья не покинуло его, так что когда он смотрел на эти прутья,
то видел строй копьеносцев, стальную оборону священных жилищ Ноттинг-Хилла.
Подобье это прочно, неизгладимо запечатлелось в его душе: это была вовсе не
прихоть фантазии. Неверно было бы сказать, что знакомая изгородь напоминает
ему строй копий; вернее -- что знакомый строй копий иногда представлялся ему
изгородью.

@настроение: неконтролируемое блаженство

19:04 

Опять в деревню... но только на неделю.

Но, как прежде, на волю, где вьюга сечёт, где, движенье заметив, снижается кречет, - ветер странствий из отчего дома влечёт...
Зато помою волосы репейно-крапивным отваром. И на звезды посмотрю. И на метеоритный дождь в частности... успею наверно.



@настроение: унылое

00:40 

Странная история.

Но, как прежде, на волю, где вьюга сечёт, где, движенье заметив, снижается кречет, - ветер странствий из отчего дома влечёт...
Дело было в том самом походе, из которого я вчера...ммм...уже позавчера вернулась. Причалившись на одной из стоянок и разгрузившись, мы пошли играть в волейбол на воде надувным мячиком. Глубина реки в этом месте была где-то по колено, зато течение весьма неплохое - меня периодически сносило (хотя с учетом моей компактности это не так уж удивительно).
Вот так мы начали играть, и на втором пасе у меня с руки волной смывает кольцо - любимое (других у меня нет) серебрянное кольцо с деревом. Я огорчаюсь и начинаю вопиять, игра естественно прекращается, и все тщательно обыскивают дно в радиусе ближайших пяти метров. Никакого следа. Ситуация была, в общем-то безнадежная, поскольку в начале похода один из катамаранов в аналогичных условиях утопил весло. Капитан за ним сразу спрыгнул за ним в воду и... не нашел. Тогда обыскали все дно до поворота - не помогло.
Я ни на что даже не надеялась, и погрустив немного, что вот, дескать, уже несколько лет ношу, и подарок, и такое красивое, дала себя убедить, что его забрала река, а с этим ничего не поделаешь, и что к вещам не надо привязываться, и все такое... Все вернулись на место, продолжили игру, и тут Серега, вставший на мое место, странным голосом сообщает, что, похоже, нашел мое кольцо - оно само наделось ему на палец!

Короче, ненормально как-то получилось. А потом я вспомнила, что с этим кольцом связана еще одна любопытная история. Когда мне его только подарили, я решила его увеличить, чтобы носить на большом пальце. А когда вышла из дома, случайно бросила взгляд на стену дома рядом с дверью - и увидела свой собственный рисунок, который собственными же руками нарисовала года за два до этого. На нем было такое же дерево, как на кольце.

Многовато, пожалуй, историй для одной маленькой вещички - а все таки!

@музыка: Рапунцель Мельницы

00:05 

Валары и майары (Тилвиэнев тест)

Но, как прежде, на волю, где вьюга сечёт, где, движенье заметив, снижается кречет, - ветер странствий из отчего дома влечёт...
Я - Манвэ.
Вот так вот. Кто бы думал.
Слов нет...


@музыка: Мельница Дракон

@настроение: полета

22:49 

Вернуться на три дня,чтобы уехать

Но, как прежде, на волю, где вьюга сечёт, где, движенье заметив, снижается кречет, - ветер странствий из отчего дома влечёт...

Именно так. И это, к сожалению, не поэтический загон, а жестокая правда жизни. Что бы это значило? Десяток друзей, пешком через квартиры тех, кому должен, за билетами в кино, нечитанные (абсолютно!!!!О горе мне!!!!!! я совсем деградировала либо обленилась в край) книги, чужой спальник и еще более чужой туристический рюкзак, куча недособранных вещей, разваленных беспорядочно по дому, неотложимые обещания, данные некоторой части этого самого десятка друзей(и каково искушение под настолько благородным предлогом забить на все дела...), отсутствие денег даже на проезд по городу(бедные ноги - голова-то дурная просто до дальше некуда), да еще и бессонница откуда-то возникла... Три дня сплошного веселья. Как бы в психушку не загреметь, а то контроль над собой потеряю - и все сразу поймут, в чем было дело...и вызовут добрых дяденек раза в два меня больше и плечистее...в белых халатиках(чтобы еще больше казались, наверное)... и никуда я не уеду.
И окажется, что весь этот бедлам был зря.
А факты таковы: я сегодня вернулась из деревни, чтобы в воскресенье сходить с сестрой на ГП-5, а потом отправиться на сплав по Пре, откуда обратно в деревню.
Нелегка жизнь на отдыхе, но весела.
Вот таким вот образом.

А Артур Рэкхем - классный иллюстратор.



03:28 

Поскольку сессию сдала...

Но, как прежде, на волю, где вьюга сечёт, где, движенье заметив, снижается кречет, - ветер странствий из отчего дома влечёт...
1. Писать что-то еще пару месяцев будет влом.
2. Поскольку надо думать, а думать влом тем более.
3. А писать не думая - нехорошо. Почему? Не знаю, думать влом.
4. Так что изъясняться буду картинками. Если кто-то уразумеет таки, что я хотела сказать, получит нечто вроде бонуса, а именно - картинку!!!..

Мораль сей басни такова: а стоит ли так готовиться к экзаменам? наверно, психика и ее здоровье дороже...




@настроение: тупое... и счастливое - как у любого овоща

16:21 

Готовясь к последнему экзамену.

Но, как прежде, на волю, где вьюга сечёт, где, движенье заметив, снижается кречет, - ветер странствий из отчего дома влечёт...
Какая все-таки увлекательная вещь - учебники из МДА. Я-то думала, что начинаю еретить уже масштабами в своей теории о бытии драконов - ан нет, прочитала сейчас совершенно удивительные размышления по поводу третьего дня творения:
"...В виду того обстоятельства, что вторым днем деятельность Творца по отношению к целой вселенной не заканчивается, что в четвертый день творения Господь представляется действующим во всей вселенной, можно думать, что и в третий день деятельность Творца не ограничивалась одной Землею".
Напомню только, что в третий день Бог собрал воду в определенные места, отделив ее от земли, и создал таким образом океаны, моря, реки, ручейки... А также повелел земле производить различные виды растений. И все это, возможно, во вселенском масштабе.

А потом мне позвонили и очень вежливо поинтересовались, не устанавливала ли я домофон в доме 8 по ул.Братиславской. Когда я, подумав, стала отнекиваться, мне сообщили, что сегодня утром со мной уже разговаривали, и я им даже пообещала вручить ключи или рассказать, где их можно взять. Сказать, что я была очень удивлена, - ничего не сказать... Отложив сражение со склерозом на потом, попыталась переубедить мужика - еле получилось.
Вот теперь сижу и думаю, а правда с утра никто не звонил?..

Гроза!!!!!!!!!!! Сильный ливень!!!!!!!! Занавески в окно улетают!!!!!!!!!!!!!
Пошла учить дальше...



@настроение: учиться, учиться и еще раз учиться крайне неохота...

23:50 

Почитала тут газету...

Но, как прежде, на волю, где вьюга сечёт, где, движенье заметив, снижается кречет, - ветер странствий из отчего дома влечёт...
Давно так не смеялась.

Цитирую:
1. раздел "7 рязанских памятников с историей"
"Памятник морякам-рязанцам. Когда по городу рыскали сборщики металлолома, милиция дважды прогоняла отсюда "экскурсантов" с грузовиком: они хотели увезти полуторатонный чугунный якорь."

М-да-а. А вам бы пришло в голову в таком случае назваться экскурсантом?

Еще у одного памятника - Хемингуэя - кто-то додумался стырить бетонное(!) ружье "в годы перестройки". Мотивы для меня загадка. Фантазии просто не хватает уже...

Еще анекдот один понравился: "Огонь в глазах. Не признак ли это тлеющих опилок в голове?"

Tilvien, довольно интеллектуальный недавний прикол: рассматривая маргошины записи старославянского алфавита, мы обнаружили, что "э" и "а" были отнюдь не йотированными, а йоДированными...
Иван Степаныч нас достал и здесь...

01:41 

Chesterton forever как один из принципов жизни...

Но, как прежде, на волю, где вьюга сечёт, где, движенье заметив, снижается кречет, - ветер странствий из отчего дома влечёт...
Похоже, теперь все мои мало-мальски близкие друзья благополучно подсажены мной на Честертона. Романы, эссе, религиозно-философские трактаты - вся моя библиотека пошла в ход...
Ну и слава Богу - после глобального перемещения моих вещей их все равно хранить негде.
Так что пусть пока хранятся в головах у друзей...

Вот, значит, единственному ПЧ евонное эссе и вопрос: ты льюисовское "Чудо" до сих пор не осилила?? И не стыдно тебе???

Г.К. Честертон
Великан

Иногда мне кажется, что все большие города строились
ночью. Во всяком случае, только ночью они - не большие, а
великие. Все дома прекрасны во тьме; наверное, архитектура
- ночное искусство, как фейерверк. Те, кто трудится ночью
(журналисты, полицейские, воры, владельцы крохотных кофеен и
ночные гуляки), восхищались хоть раз величественным темным
зданием, увенчанным то ли зубцами, толи копьями, и плакали
поутру, увидев, что это - галантерейный магазин с большой
вывеской.
Случилось это и со мной, когда я забрел недавно в сад
между Темплом и набережной. Сумерки сменялись тьмою. Я сел
на скамью, спиной к реке, и надо мной, словно злой дух,
нависли угол и тяжкий фасад здания, которое стояло по другую
сторону улицы. Сядь я на ту же скамейку утром, я увидел бы
совсем иное. При свете мне, наверное, показалось бы, что
здание довольно далеко, но тогда, в полумгле, стены просто
навалились на меня. Никогда еще я не ощущал так сильно
того, что порождает пессимизм в политике: безрадостной
высоты земных высот. Безымянный столп силы и богатства
возвышался надо мною, словно неприступная скала, на которую
не взберется ни один смертный. Я знал, что его нужно
свергнуть и что это не по силам бродяге журналисту,
вооруженному тросточкой.
Как только я почувствовал это, на черном слепом лице
загорелись два глаза. Окна были рядом, и казалось, что
чудище презрительно ухмыляется. Из окон падал свет, а
может, я просто пригляделся, но я разобрал огромные буквы;
то был отель "Вавилон". Какой точный символ всего, что я
сверг бы собственными руками, если бы мог! Вот оно, детище
разоблаченного вора, пристанище воров неразоблаченных. В
доме человеческом обителей много, но некоторым людям
подходит лишь модный отель или мрачная тюрьма. Огромная
черная морда, хищно сверкавшая близко поставленными
глазками, принадлежала сказочному великану.
Настал его час; но я, как это ни жаль, не легендарный
Джек. Я снова опустился на скамью (ведь я вскочил и чуть не
полез на стену отеля), чтобы подумать, как думают все
честные люди, что же мне под силу. А тяжкая стена
возносилась надо мною, пытаясь овладеть небесами, обителью
богов.
Не странно ли, что в великих битвах часто побеждали
побежденные? Те, кого побеждали к концу боя, торжествовали
к концу дела. Крестовые походы завершились поражением
христиан; но в упадок пришли не христиане, а сарацины.
Тяжкая волна мусульманской мощи, нависшая над городами
Европы, разбилась вдребезги и больше не вернулась. Потеряв
Иерусалим, крестоносцы спасли Париж. То же самое можно
сказать об эпической битве XVIII века, которой мы, либералы,
обязаны своим символом веры. Французская революция погибла,
и короли вернулись по земле, мощенной телами Ватерлоо.
Революция проиграла последнюю битву, но выиграла то, ради
чего началась. Мир больше не был прежним. Никто не мог уже
бездумно попирать бедных, словно мостовую.
Бедные, алмазы Божьи, остались для многих камнями
мостовой, но никто не забудет теперь, что камни умеют
летать. Может быть, мы еще увидим при жизни, как летают
камни. Но сейчас я говорю лишь о том, что побежденный
побеждает почти всегда. Спарта убила Афины, Афины
воскресли, а сама она скончалась от ран. Буры проиграли
англо-бурскую войну и выиграли Южную Африку.
Вот и все, что можем мы сделать, когда сражаемся с
сильнейшим. Он убьет нас; мы нанесем ему незаживающую рану.
Словно камушек, попавший под колеса поезда, мы сотрясем и
поразим хоть на миг невиданную силу и бездумную невинность
зла. А это немало. Мученикам и преступникам Французской
революции довольно того, что они обнажили навеки тайную
слабость сильных. Благодаря им проснулся и больше не заснет
в усыпальнице жалкий трус, обитающий в сердцах королей.
Когда Джек Гроза Великанов впервые увидел противника, все
было не так, как думают. Если хотите, я расскажу вам, как
все было. Прежде всего Джек обнаружил, что великан не так
уж велик. Он широко шагал по безбрежной равнине и казался
совсем невысоким, как фигурка на фоне пейзажа; но тут Джек
понял, что попирает он не траву, а огромные деревья.
Человек подходил все ближе, становился все больше, и когда
он закрыл небеса, Джек едва сдержал крик. Потом начался
невыносимый ужас.
Как и подобает чудесам и чудищам, великан казался
невероятным, потому что был очень реальным. Все труднее
было поверить в него, все легче его увидеть, а вынести, что
такую часть неба занимает лицо, - просто невозможно. Глаза,
подобные окнам-фонарям, стали огромней огромного, но
остались глазами. Перед лицом, закрывшим небо, Джек потерял
последний разум, потерял последнюю надежду, зрение и слух.
Только рыцарство осталось ему, и достоинство гибнущей
чести не дало ему забыть, что в руке у него - бесполезный,
маленький меч. Он кинулся к колоссальной стопе - щиколотка
нависла над ним, как утес, - и вонзил в нее меч по рукоятку,
и навалился на него, и лезвие с хрустом обломилось. Великан
что-то почувствовал; он взял огромную ногу огромной рукой,
поглядел, опустил, наклонился, рассматривая землю, и наконец
заметил Джека.
Тогда он поднял его двумя пальцами и отшвырнул в сторону.
Джек взлетел в небеса, едва не коснувшись звезд, и опустился
не на камни, а в мягкий ил у далекой реки, ибо великан не
потрудился бросить его получше. Там он пролежал много
часов, а когда очнулся, страшный победитель был еще виден.
Он шел сквозь леса в сторону моря и был не выше холма.
Потом он стал меньше, как становится меньше холм, когда его
минует ваш поезд. Через полчаса он стал ярко-синим, как
далекие горы, но еще походил на человека. Еще через час
синий великан подошел к синему морю, и с ним случилось
что-то странное. Оглушенный, раненный Джек с трудом
приподнялся на локте, чтобы все разглядеть. Великан снова
осмотрел свою ногу, покачнулся, как на ветру, и вошел в
огромное море, омывающее землю. Только оно одно было
достаточно большим, чтобы стать ему могилой.






@музыка: танго una gabeza

00:22 

добралась до днева...

Но, как прежде, на волю, где вьюга сечёт, где, движенье заметив, снижается кречет, - ветер странствий из отчего дома влечёт...


00:15 

Редкий день свободы.

Но, как прежде, на волю, где вьюга сечёт, где, движенье заметив, снижается кречет, - ветер странствий из отчего дома влечёт...
Сдала - автоматом. И так чуть крыша не съехала с подготовкой... А там, когда препод сообщил, кто по его мнению достоин автомата (я-то думала, что он и слова такого не знает...). у меня коленки подкосились. Экзамена я боялась жутко.
Так что сегодня я полностью отдыхаю.
Вот так вот.

@музыка: Саундтреки к "Пиратам"

@настроение: отличное

23:43 

еще один бесплодный день...

Но, как прежде, на волю, где вьюга сечёт, где, движенье заметив, снижается кречет, - ветер странствий из отчего дома влечёт...
Именно так. Даже до ислама не дошла. :apstenu:
Зато еще в той, свободной жизни нашла классный отрывок из Льюиса:
"Итак, есть Бог, внеположный природе. Но мы еще не знаем, создал ли Он ее. Быть может, оба они — «сами по себе», независимы друг от друга? Если вы придерживаетесь этого взгляда, вы — дуалист, что, по-моему, разумней и достойней природоверия. Есть многое похуже дуализма; но и дуализм — не выход. Немыслимо трудно вообразить две вещи, просто сосуществующие. Мы не всегда замечаем это, потому что мыслим картинками и нам кажется, что они пребывают бок о бок в каком-то пространстве. Но если бы они были в одном пространстве, или одном времени, или в какой-нибудь общей среде, их можно было бы признать элементами одной системы, то есть некой «природы». Даже изгони мы из сознания все образы, само сознание будет этой общей средой. Чистого сосуществования разум не вмещает. А сейчас нам это и не нужно, ибо мы знаем, что именно разум — место встречи Бога и природы.
Дела на этой границе очень сложны. Лазутчик внеприродного, разум, так прочно связан с природными чувствами и ощущениями, что мы называем все это вместе одним словом «я». Кроме того, как мы уже знаем, отношения несимметричны: когда природные состояния мозга возобладают над разумом, они порождают лишь хаос: когда же главенствует разум, ни мозг, ни ощущения, ни чувства не перестают быть собой. Разум спасает и укрепляет и психику, и физиологию; они же, противоборствуя ему, губят и разум, и себя. Образ копья неверен, разум не оружие; скорее, он — луч, освещающий тьму. Разум — не захватчик, вторгшийся в чужую землю, а король, посещающий подданных. Подданные могут и взбунтоваться, но когда мы видим их в согласии, мы невольно чувствуем, что повиновение куда больше присуще им, словно они и созданы для этой роли.
Нелепо полагать, что природа породила не только Бога, но и наш разум. Невозможно представить себе природу и Бога просто сосуществующими — первая же попытка подсекает саму возможность мышления. В дуализме есть богословская притягательность, он сильно все облегчил бы, но обещаний своих он не выполнит; а проблему зла, мне кажется, можно решить и лучше. Остается предположить, что Бог сотворил природу. Здесь не возникает ни одного из разбиравшихся выше противоречий. Только этот взгляд и сообразен с тем, что природа не столько разумна, сколько умопостигаемая — любые события во времени и пространстве поддаются разуму. Даже акт творения не предъявляет нам неразрешимых трудностей, в нашем сознании тоже есть что-то отдаленно похожее: мы сами воображаем, вызываем к жизни картины, предметы, характеры и события. Конечно, разница есть; во-первых, мы только пересоставляем уже существующее (никому не выдумать, скажем, четвертого основного цвета или шестого чувства); во-вторых, вся новая реальность — в нашем сознании, и мы лишь неточно и неполно передаем ее другим. Бог же творит все новое и создает действительное. Он породил не новый цвет, а цвет вообще; не шестое чувство, а сами чувства, и время, и пространство, и все на свете. Такое предположение принять, по-моему, нетрудно. Во всяком случае — легче, чем мысль о том, что Бог и природа никак не связаны, и уж намного легче, чем мысль о том, что природа порождает достойные доверия мысли.
Строго доказать сотворение природы труднее, чем бытие Бога. Но оно очень и очень вероятно. Редко встретишь человека, кото¬рый поверил во внеположного природе Бога, а в это не верит. Ни одна философская теория не улучшила в чем-нибудь важном первых слов Книги Бытия: «В начале сотворил Бог небо и землю». Я говорю «в чем-нибудь важном» потому, что эта книга, как давно заметил Иероним, написана в духе «народного певца», т. е. на нашем языке, в фольклорном духе. Но если мы сравним с ней другие легенды о сотворении мира — все эти дивные нелепицы, где режут на части гигантов и сушат реки еще до сотворения, глубина и не¬повторимость иудейского сказания откроются нам. Только в нем отразилась идея творения в строгом смысле слова."

Ну и язык у него... А ведь "Нарнию" написал...

20:13 

ААААААААААААААААААаа!!!!!

Но, как прежде, на волю, где вьюга сечёт, где, движенье заметив, снижается кречет, - ветер странствий из отчего дома влечёт...
Экзамен. По архаике. В четверг уже. Что делать???????????!!!!!!

Пойду поучу для разнообразия. Обычно помогало.
Хотя не факт, что прокатит в отношении каббалы и ислама. Тем более тайных обществ.

Еще и прочитала кошмар под смиренным названием "материалы преподавателя" по иудаизму. Заснуть сегодня точно не смогу. Значит буду учить.
А может препод на то и рассчитывал?..

@музыка: какое там...

@настроение: паника

21:04 

никто не пишет... и, видимо, не читает.

Но, как прежде, на волю, где вьюга сечёт, где, движенье заметив, снижается кречет, - ветер странствий из отчего дома влечёт...
Вторые сутки не сплю - так уж сложилось (из-за моей безалаберности, разумеется). Так что сейчас я не могу ручаться с уверенностью, что нахожусь в данном четырехмерном пространственно-временном континууме. По крайней мере ощущение этого исчезло еще вчера...и мозжечок, похоже, тоже...
Вот так-то.
Купила подарок подруге к дню рождения - 15 мая. Честертоновский сборник из серии "Антология мысли" и открытку с Винни-Пухом. Даже на это пришлось скидываться. Верный признак затянувшегося экономического кризиса.
На этой радужной ноте я и хотела бы закончить на сегодня. :hi2:

@музыка: какая уж заиграет в голове...

@настроение: "все ужасно непонятно, но по-своему занятно"

21:43 

Я устала и думаю...

Но, как прежде, на волю, где вьюга сечёт, где, движенье заметив, снижается кречет, - ветер странствий из отчего дома влечёт...
Мой флот из двух кораблей, истина.
Как мне доплыть до твоей пристани
Быстрыми реками странствий?
Мы затерялись в пространстве.
Была возможность остаться,
Но не по мне
Тихого берега братство.
Как велик океан.
Велик океан...


Мой флот из двух кораблей выстрадан.
Нет на обжитой земле, истина
Чистой воды родниковой.
Источник, с детства знакомый,
Вернет мне веру и слово.
Но не по мне
Якорной цепи оковы.
Как велик океан.
Велик океан...

Мой флот из двух кораблей - таинство.
Другим - не знаю, а мне нравится
Равенство права на счастье.
Штормами годы промчатся,
Жизнь разделяя на части,
Но не по мне
Правду узнать в одночасье.
Как велик океан.
Велик океан...

Как сохранить мне в пути искренность?
Тебя не просто найти, истина,
Быстрыми реками странствий.
Мы затерялись в пространстве,
Была возможность остаться,
Но не по мне
Тихого берега братство.
Как велик океан.
Велик океан...

Вот, собственно, и все, о чем думается после зачета по ИДХЦ, и зачетной недели вкупе.
Песня эта у меня связана с чудесными и абсолютно лесными воспоминаниями.
Вот так вот.

@музыка: Greg Joe

@настроение: пустоголовое, заторможенное, философское

19:48 

день второй

Но, как прежде, на волю, где вьюга сечёт, где, движенье заметив, снижается кречет, - ветер странствий из отчего дома влечёт...
Отправляюсь в бескрайние просторы этой всемирной помойки под гордым названием "Интернет" на поиски литературы для двух докладов. Перспектива нерадужная, и предвкушение безнадежности попыток уже заполнило все сознание. Витиевато сказано, но выражает жестокую правду жизни. Й-ех, кабы была своя библиотека типа оксфордской!..
Ниче...к 50 годам накопится как-нибудь.
В стиле чудесного отрывка из Кураева: "Признаюсь, что для меня эта проблема всей моей жизни: я и мои книжки (не те, которые пишу, а те, которые покупаю). Лет 25 назад я начинал собирать свою библиотеку. Тогда главная проблема была – «где достать?». Потом были годы «перестройки». Книги пошли на любой вкус. Перед библиофилом встал другой вопрос: книги есть, но где взять деньги на их приобретение? Следующий этап. Хорошо, есть книги, есть деньги. Но мучает уже третий вопрос: где хранить купленные книги? Скажем, у меня дома идёт настоящая гражданская война между мной и ими. Наукой доказано, что у меня дома книги размножаются со скоростью один книжный шкаф в год. Куда это впихивать? Ладно, этой осенью я соорудил шкаф на балконе и на время решил проблему места… Но, все ощутимее и болезненнее дает о себе знать четвертый вопрос: успею ли?"

00:46 

Итак, начало...

Но, как прежде, на волю, где вьюга сечёт, где, движенье заметив, снижается кречет, - ветер странствий из отчего дома влечёт...
Не представляю, почему, но начать я, как любой порядочный книжный червь, решила с цитаты и восхваления ...ммммммммм... здоровой, стабильной и крайне бунтарской срединности/умеренности, олицетворенной серым цветом, не сказать, что сильно мной любимым, но крайне уважаемым.
Значится так: "Люди, не разбирающиеся в погоде, называют серый день
бесцветным. Это не так. Серое - это цвет, иногда очень
насыщенный и красивый. Очень обидно слышать про "серые,
одинаковые дни". С таким же правом можно сказать "зеленые,
одинаковые деревья". Конечно, серое небо - шатер между нами
и солнцем; честно говоря, такой же шатер и дерево. Но серые
шатры различаются и цветом, и плотностью не меньше, чем
зеленые. Один день серый, как сталь, другой - как голубиное
крыло; один напоминает о морозе, другой - о теплом дыме из
кухонной трубы. Что может быть дальше друг от друга, чем
неуверенность серого и решительность алого? Однако серое и
алое могут смешаться - на утреннем небе, например, или в
теплом дымчатом камне, из которого в западных графствах
строят маленькие города. В тех краях даже самые серые дома
- розоватые, словно в их очагах так много тепла и радости,
что они светятся изнутри, как облако. Странствуя там, я
забрел на извилистую дорогу и увидел дорожный указатель с
надписью "Облака". Я не пошел по ней: я испугался, что
либо городок не достоин названия, либо я не достоин городка.
Но как бы то ни было, в маленьких селеньях из тепло-серого
камня есть очарование, которого никогда не добиться
изысканным красным тонам аристократических предместий.
Рукам теплее у пепла Глестонбери, чем у искусственного
пламени Крайдона.
Враги серого (эти коварные, наглые, испорченные люди)
очень любят еще один довод. Они говорят, что в серую погоду
все блекнет и только в сиянии солнца оживают краски неба и
земли. Действительно, только на солнце предстают во всей
прелести предметы третьестепенных, сомнительных цветов:
торф, гороховый суп, эскиз импрессиониста, бархатная куртка,
шоколад, какао, маслины, сланец, лицо вегетарьянца, пемза,
грязь, тина, копоть, старые ботинки. Но если у вас здоровый
негритянский вкус, если вы засадили садик геранью и маками,
расписали дом синькой и киноварью; если вы, допустим, носите
алый фрак и золотую шляпу, вы не только будете видны в
серейший из серых дней - вы заметите, что именно в такой
день ваши любимые краски особенно хороши. Вы поймете, что
они еще ярче в пасмурный день, потому что на сером фоне
светятся собственным светом. На сером небе все цветы -
фейерверк: они причудливы, как рисунок огнем в призрачном
садике ведьмы. Ярко-синий фон убивает синие цветы. А в
серый день незабудка - осколок неба, анютины глазки -
открытые глаза дня, подсолнечник - наместник солнца.
Тем и прекрасен цвет, который называют бесцветным. Он
сложен и переменчив, как обыденная жизнь, и так же много в
нем обещания и надежды. Всегда кажется, что серый цвет
вот-вот перейдет в другой - разгорится синим, просветлеет
белым, вспыхнет зеленью иди золотом. Неопределенно,
неуверенно он что-то сулит нам. И когда наши холмы озаряет
серебро серых трав, а наши виски - серебро седин, мы должны
помнить, что выглянет солнце."

Дополнительная цель: с позиций гуманности будет честным предупредить всех несчастных, заплутавших посетителей этого неадекватного места, с чем конкретно они имеют дело. Так что - бегите, господа, спасайтесь со всех ног, пока не поздно...и удачи Вам в этом благом начинании.


@музыка: из "Амели"

Разнотравье

главная